dance with the devil
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:32 

Сон

"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с) оргии для Тоши не разврат, а отвлечение от насущных проблем, путем изъятия скуки с помощью развлечения (c)
Ночной город. Небо усыпано звездами. Вершины высотных домов подпирают многострадальные небеса. Но мне некогда любоваться видами. Не до того. Сейчас я зла и напугана. Мой ребенок, моя маленькая девочка сейчас одна, неизвестно где, а он стоит сейчас передо мной со своими друзьями и ничего не делает, что бы её найти. Так мне казалось.

- Успокойся, она и моя дочь, помнишь? Мы прочесали все, в этом районе, её нет.

Я устало сжала двумя пальцами правой руки переносицу и зажмурилась.

- Но должна же она быть где-то! Я чувствую её, понимаешь? Она где-то рядом.

- Сосредоточься. В какой стороне ты её чувствуешь конкретно?

Сейчас я готова была его навернуть чем-нибудь тяжелым, если бы это тяжелое было у меня под рукой. Так. Нужно успокоиться. Вдох-выдох, вдох-выдох. Это мы виноваты. Мы поссорились. Должно быть из-за этого. Я посмотрела мужу в глаза.

- Не знаю где, справа.

- Ладно, давай разделимся. Ты обходишь с той стороны, а я с другой.


Я кивнула и взмыла в воздух. Моя маленькая. Моя родная. Где же ты?
Я сломя голову летела куда-то вперед, поддаваясь какому-то наитию. Мимо неслись фонари и дома. Ветер в лицо. Воздух. Свежий ночной воздух. Задумывались ли вы когда-нибудь, что каждое время дня, так же как и время года, и переменчивость погоды, - пахнет по-своему. Ночной воздух — это нечто невероятное. Он чист и безупречен, относительно, конечно, как и все в этом грешном бренном мире. И где-то рядом мое дитя. В этом чистом незамутненном ночном воздухе улавливается едва различимый след. Нет. Его никто не видит. Но я его ощущаю.
Стоп. Торможу и поворачиваюсь обратно. Вот это место. Деревянное строение на окраине города.

- Избушка бабушки Яги.
- Кажется это уже истерическое.

Медленно подлетаю к двери и распахиваю ее. Маленькая девочка сидит на лавочке. Её темноволосая головка угрюмо склонена к груди. Маленькие ножки не касаются пола.

- Настя. - Девочка моя, мое дитя. Я даже не заметила, как оказалась рядом, как стиснула её в объятиях, поцеловала в лобик. Её рученки стиснули мои руки и тихий воспрос:

- Где папа? Он прийдет?


Дверь распахнулась. Я резко поворачиваюсь и вижу его. Того, на кого так долго злилась, с кем ругалась и скандалила, чью силу когда-то запечатала. На глаза почему-то навернулись слезы. Я как-то сразу заметила и круги под его глазами, и щетину на щеках и подбородке.

- Мы нашли ее. - Тихий шепот, полуулыбка на его губах.

Он сделал всего шаг, а я уже повисла на его шее.

- Я люблю тебя, - шепчу ему на ухо.

- Я знаю, - слышу шепот в ответ. - Я знаю, малыш.

16:50 

О книге "Одиночество в сети" и не только

"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с) оргии для Тоши не разврат, а отвлечение от насущных проблем, путем изъятия скуки с помощью развлечения (c)
от лица Лекс Кэрроу

Все, наверное, слышали о нашумевшей книге Януша Вишневского "Одиночество в сети". Сегодня я ей прочитала. Будто выпила залпом освежающую рюмку чего-то там. В некоторых местах было достаточно запутано, но это не беда. Автору удалось понять женщину - вот, что интересно. Прочитав книгу я трижды обозвала главную героиню дурой. Променять единственного человека, которого любишь, будучи ещё от него и беременной, ради мужа, с которым тебя связывает...боже, да ничего не связывает! Разве что 5 лет совместной жизни. На самом деле история меня очень тронула. Я сразу вспомнила, что живу с парнем, что у нас вроде бы все...мм..обычно(?), серо, скучно, но спокойно, а по скайпу общаюсь совсем с другим человеком, который, к тому же, младше меня на пару лет. Вспоминаю, как мы общаемся с ним, вспоминаю с какой настойчивостью он просит о встрече, не смотря на то. что живет в другой стране. И вспоминала его на протяжении всего прочтения книги. Я представила его на месте Якуба...довольно легко представила, между прочим. И на какой-то момент подумала, что да..ведь рано или поздно мы можем встретиться...и что тогда?..И тут я поняла, что никогда, и ни за что не хотела бы, что бы мой Андрей был на месте её Якуба. Мне стало больно от понимания, что я действительно могу сломать его. Я вспомнила всех парней, которым уже сделала "веселую жизнь". Видела их слезы, слышала мольбы и просьбы не уходить...В то время я ненавидела себя, а сейчас я себя боюсь.
И пусть Андрей - не Якуб, а я - не Она, но таких историй можно набрать в реальности по всей планете. И кто сказал, что рано или поздно это не случится со мной?
После такой встряски я четко решила для себя: что бы не случилось, я никогда не стану заводить роман по интернету. И да простит меня Андрей, но во избежении подобных ситуаций, нам лучше не видеться никогда.


от лица Тошика

После прочтения книженции (признаюсь честно - перепрыгивал через несколько страниц периодически, избегая всяких рассказов, не касающихся главных героев) понял я, что дуры не только бабы...дураками могут быть и мужики...Нет, ну конечно я всегда признавал, что я идиот местами бываю, но что бы настолько. Это каким же слабаком нужно быть .что бы покончить жизнь самоубийством? Ты знал, что Она беременна ТВОИМ дитям. Знал, что Она любит ТЕБЯ так же, как и ты её. Так Какого хрена ты ездил туды-сюды и все мимо? Да я бы жопу рвал, если бы моя любимая девушка носила моего ребенка, но была замужем за человеком, которого НЕ ЛЮБИТ, и с которым её ничего, кроме совместной жизни не связывает. Какого черта бросаться под колеса вагонов в метро? Идиотизм чистой воды. Может у неё смелости не хватает, а ты даже не спросил её об этом?
Вон там Лекс распиналась про Андрюху. Он бы на это все сказал бы просто: мир полон идиотов, что ты хочешь, но я бы если бы её встретил, хрен бы вообще от себя отпустил. Уолят её? Пофиг. Новую работу найдем. - Вот, что бы он сказал.

И сидим мы сейчас с Лекси, бухаем кофе с ванилью, она жует носом салфетки, а я печатаю всю эту хрень.

Так выпьем же, ребята, за друзей, за мозги и за идиотизм.

19:53 

Нейтрал

"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с) оргии для Тоши не разврат, а отвлечение от насущных проблем, путем изъятия скуки с помощью развлечения (c)
Представьте себя лежащим с маленькой лодочке, которая медленно плывет в сторону горизонта. Вы видите облака над головой, которые где-то там, на горизонте, сливаются с кристально чистой водой и отражаются в ней. Что вы ощущаете? Словно находитесь между небом и землей. Будто вы плывете по этим облакам... Они под вами, они над вами...

К чему я все это? Наверное хочется оказаться в таком месте. Где-то там, за горизонтом, за границей пустоты и отчаяния, где-то там, где небо отражается в воде. Хочется оказаться в этой лодочке мерно плывущей к бесконечности...
Возможно это когда-то будет, кто знает. А сейчас есть просто желание. Потому как сейчас я понимаю, что буду делать то, чего не делала вот уже больше трехсот лет: я буду бороться, буду показывать свою настоящую сущность вовсе не ждущим от меня этого людям. А настоящую ли? В череде бесконечных дней я потерялась в себе на столько, что даже не в состоянии понять где я, а где мое второе лицо. Их было так много. Так много, что пожалуй не грех сказать, что они не только мои, но и видимо отражение каждой маленькой частички меня.

Это мое тринадцатое рождение. Каковым станет следующее? Кем я буду после? Вдох. Не стоит об этом думать. Сейчас у тебя другие проблемы. Сейчас картина твоей первой жизни возможно повторится. За окном происходят невероятные вещи. Гром, молния, но тишина. Та самая, от которой ты глохнешь, понимая: это сейчас начнется. Вот-вот земля содрогнется и возможно начнет поглощать то, что по её мнению неудачно стоит, лежит, бежит или просто находится, будь-то дом или человек.

В стеклянные двери офиса стучат перепуганные люди. Их впускают, а я понимаю, что больше не могу оттягивать момент. Я должна быть там, за дверью. Тогда, в первой жизни, я не могла им ничем помочь. Нет, не так. Мне нельзя было помогать. Будь проклят этот Кодекс о невмешательстве в дела смертных. Но сейчас я могла помочь. Хотя бы потому, что за прошедшие столетия все изменились. Сейчас я знала — это не проблема людей. Это не их бой.

Я сделала шаг к двери.

- Чего ты хочешь? - Испуганно спросила моя напарница. - Ты куда?

Конечно, кого они видят во мне? Девочку, которая не выглядит на свой биологический возраст, которая мало что понимает в жизни, наивная, милая, добрая.
Просто девочка.

Я подхожу к двери в тот момент, когда пропускают очередную порцию испуганных людей. На улице назревает паника. Я собираюсь выйти.

- Ты куда? - слышу я в след несколько испуганных голосов.

- Мне нужно уйти. - Пожимаю я плечами.

- Куда уйти, на улицу? С ума сошла? - Нервно спросила моя напарница.

Я только улыбнулась.

- Это не ваша война. Просто так получилось. Берегите себя.

Я выскочила за дверь. Кажется за мной кто-то кинулся, но мне было плевать. Я глубоко вздохнула и начала преображаться. Куда-то исчезли бриджи, в которых я ходила на работу, вместо них на мне были одеты обтягивающие штаны, вместо повседневной блузки — черный корсет, вместо привычной косички и обруча — распущенные длинные локоны. И на чистом когда-то теле — татуировка. Она начиналась на левой половине лица и пересекая шею уходила на часть левой ключицы, и полностью покрывала левую руку. Завитушки и символы.

- Ой, - слышу я за спиной.

Полуповорот, полуулыбка. Вижу непонимание происходящего в глазах коллег.

- Все нормально, я ухожу.

Взмах двумя руками по бокам и немного назад — в руках появляется по мечу. Прокручиваю их, вспоминая каково это — держать благородную сталь. Отвожу руки немного назад, полуприсед и...я взмываю в родное бесконечное небо. Два крыла надежно держат меня в воздухе. Черное и белое, как представление некоторых о жизни. Говорят, что жизнь, как зебра: за белой полосой всегда идет черная. Не знаю, так ли это, но в такие вот моменты понимаешь, что в мире полным полно красок. Они окружат тебя, просто все настолько к ним привыкли, что перестали замечать, ценить и удивляться их невероятности переливов.
Кто я? Страж мира. Грань. Одна из многих. И мое место сейчас здесь. Я — одна из старейших. Одна из тех, кто писал этот проклятый Кодекс. Да-да, просто моя первая жизнь была очень длинной. Я та, кто запечатал собственноручно в себе способности, что бы не вмешиваться в дела людей, что бы не жалеть зря, что я могу, но не делаю. И если мои крылья вернулись без снятия печати — значит время пришло. Значит это война не людей. Они просто пожинают плоды своего бесчестия. Но пожинают их вместе с остальными. У людей — это просто борьба за выживание. А у нас — война между Ангелами и Детьми Тьмы. И для соблюдения равновесия — есть мы — Стражи. Те, кто вон там, вдалеке, так же, как и я, бороздят просторы гневного неба своими двухцветными крыльями. Что бы так же, как и я, взяться за оружие. И напомнить, что мир — не игра, что живущие в нем — живы, что Дар, который был дан нам — не простое Слово выброшенное на ветер.

Мы — хранители равновесия. И мы можем поставить их на место. Всех тех, кто забыл зачем он здесь, всех тех, кто забылся в такой же череде перерождений, всех...Хватит. Взмах рук сжимающих клинки. Порез и рассеченный рукав белой туники. Возмущенные зеленые глаза. Возмущенные карие глаза. Беснующаяся пара: Ангел и Демон. Там, за облаком. Там, где сейчас я.

- Ты кто? - Изогнутая левая бровь ангела взлетает в верх.

Я улыбаюсь. Полупоклон.

- Господи, - вырывается из уст Демона. Его заостренные на концах крылья задвигались быстрее. Нервничает. - Не может быть.

Резкий поворот головы. Ангел вперил свой взгляд в противника. Рука сжалась на клинке. Поворот головы. Взгляд его зеленых глаз непонимающе смотри на меня.
Я улыбаюсь. Стою и улыбаюсь, хотя должна делать совершенно другие вещи. Я радуюсь. Радуюсь возможности делать то, для чего я существую. Смех. Громкий, чистый смех. Я делаю кувырок и камнем падаю к земле. Смех. Там, за моей спиной, больше драки не будет. Я знаю. Я лечу туда, где мое место. Я — небесный патруль. И я вижу впереди свою работу. Взмах клинков... Ну что ж — поехали.

07.08.2013 г.
18:50

00:07 

Дорогие ребята!

"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с) оргии для Тоши не разврат, а отвлечение от насущных проблем, путем изъятия скуки с помощью развлечения (c)
Знаете... Я сегодня лазил по нету...Наткнулся на нелестные комментарии об одном человеке..и сегодня подписался на её дневник..не буду объяснять зачем, не думаю, что это того стоит. Но вот, что я хотел сказать...
Безусловно мы, ролевики-ПС ака психи, ака иные милые моему сердцу личности - никогда не отличались строгими моральными принципами. Бойню отыграть, оргию какую, слэш - обращайтесь. Бухать, курить и морально разлагаться, выслушивая наш "литературный матерный срач", как было сказано на одном ролевом форе Маллеусе... - это то же к нам... Но даже мы четко знаем, что такое дружба...
Так я вот к чему веду... Друзья, давайте не забывать, что каково небыло бы наше с вами самолюбие, давайте не делать из него "грязное белье", которое мы вывешиваем во дворе, на балконе, на улице, иди где вы там живете, одним словом - на всеобщее обозрение. Это не стоит того. Мы гнобили, нас гнобили...Жизнь - она такая..ёпты, загнобленная)))Но ребята, даже противника нужно уважать. Можно прожить жизнь с человеком и так и не узнать его. Не стоит делать ошибок. Возможно кому-то это обрежет крылья..Есть сильные люди, а есть слабые. Давайте относиться друг к другу с уважением и не опускаться до ломания чьей-то жизни..
Томми, молчи, я знаю ,что я в этом спец оО Кто на что учился, как говорится...Но знаешь, даже у меня есть принципы.

И да, ребята, зря вы удалили мой пост..я его скопировал)
Tosha Dolohov
"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с)
Мнение человека, случайно прочитавшего это...Создается впечатление, что автор забывает, что самолюбие, как нижнее белье, его необходимо иметь, но не обязательно показывать. Неужто вам настолько не хватает того, что бы вам падали в ножки и говорили: о, спасибо, великий, за все, что ты сделал? Девушка была обязана хранить вот такую раболепную благодарность вечно? Простите...Смешно просто..Глупо все...
С другой стороны - да, в чем-то несомненно виновата данная личность, и безусловно поступала неправильно. Но опять же, там по тексту было, что ей не хватает смелости сказать все в лицо...Вот вы вылили эту гадость тут..за её спиной..почему не высказали ей это все в лицо? Хмм..а это ли не трусость? И если она вас тогда проигнорировала, то трусость ли это была, или чувство собственного достоинства, не опускаться до людей, которые так её гнобят? Да, возможно она заслужила это, мне неизвестно...Но чисто со стороны...вы вроде как пытаетесь быть не похожими на неё, но в то же время ,поступаете не лучше, делая вот такие посты...Ну это моё мнение... Каждый имеет право на собственное мнение. Простите, если задел.

Он был вот такого содержания...
А то .чт овы удаляете..ну простите, это ещё больше доказывает, что вы слишком высокого о себе мнения. Плевать вам на мнение других..Ну..и другим, собственно, плевать на ваше..и мнение, и существование..просто..делаем выводы..

15:39 

Кленовый листик...

"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с) оргии для Тоши не разврат, а отвлечение от насущных проблем, путем изъятия скуки с помощью развлечения (c)
Её бы никогда не поймали, если бы не плохая погода, лужи и о, конечно же, если бы не этот проклятый кленовый лист. Мария Бернарда Генриетта Салимор пыхтела над связанными руками пытаясь освободиться. Во время этого занятия она проклинала, на чём свет стоит и кузена, который был настолько пустоголовым, что поверил в чьи-то бредни о том, что она, дескать, ведьма. Проклинала она и кота, на которого нечаянно наступила, выбираясь из дома, и падре, который явился в дом к её кузену и опекуну Филиппу с этим гнуснейшим заявлением, и длинные юбки, и корсет, мешавший дышать. Проклинала пасмурную погоду, дождь, лужи, но особое внимание она уделила именно этому самому, несчастному и маленькому кленовому листу. Нет, конечно же, у них в парке было много этих самых кленовых листиков, но поскользнулась она именно на этом. И что в итоге? А в итоге она, дочь аристократа, сейчас связанная сидит на сыром полу в тёмном холодном подвале собственного дома, что немного радует. Почему радует? Дом-то был её, а значит оставалась ещё возможность бежать.
Устав от безнадёжных попыток хоть как-то ослабить узлы, девушка сдунула упавшую на лицо прядь волос и откинулась на тюки с каким-то хламом, стоявшие у неё за спиной.
- Ах, отец, если бы ты знал, что творится, ты бы в гробу перевернулся!
Ещё немного поругавшись, Мария снова возобновила схватку с верёвками…

Полупустая площадь имения, мокрая от дождя и щедро усыпанная опавшей листвой, была наполнена тихими тревожными перешептываниями. В центре стоял столб, а вокруг него огромная куча сена.
- А вы знаете, дорогуша, похоже, сегодня сожгут нашу Марию, дочурку покойного Салимора, мир его праху.
- Да что вы говорите, душечка? Святая Дева Мария, неужто преподобный признал её в том самом?
Толпа замерла в тревожном ожидании. Часть находившихся здесь знали девушку ещё с колыбели. Одни не могли поверить в происходящее, иные же сомневались, характер у Марии всегда был буйный и непокорный. А та часть, которая просто случайно проходила мимо, наблюдала с интересом и опаской: не каждый день ведьму жгут. Это в других городах их жгли довольно часто, а сюда ещё святая инквизиция не добралась.
- А почему её в центр не повезли, почему ордену не сдали?
- Так вроде бы поговаривают, что не хотят далеко слухи нести, хозяйская же сестрица, вроде бы.
Были среди этой толпы и пара молодых мужчин. Вроде бы ничего особенного, но из основной массы они всё же немного выделялись. Оба в плащах, оба с лошадьми. Один был плотно укутан в плащ, из под которого выглядывала коричневая ткань. У второго же на оборот – плащ держался только на верёвке, стягивая шею. За пояс был заткнут хлыст. Они стояли в сторонке вместе со своими лошадьми и тихо переговаривались.
- Ну что, преподобный, вроде бы тут ведьму казнить должны.
- Да, брат. Похоже на то.
Двери дома распахнулись и оттуда вышли двое мужчин, ведущие за верёвку молодую девушку в белом. Усталое припухшее лицо, свидетельствовавшее о бессонной ночи. Длинные волосы цвета спелого каштана были запутанны и в беспорядке разбросаны по плечам. Она была босиком.
- А девица то, кажись, благородная. – Рука молодого человека сама собой легла на хлыст. – Ой, что-то подсказывает мне, что не ведьма это.
Второй мужчина искривил губы в усмешке.
- Это ты так думаешь потому, что она «кажись, благородная»?
Рукоять хлыста привычно и удобно легла в руку:
- Заканчивал бы ты кудахтать, преподобный, а брал бы свою книжицу да прочитал ту молитву, которая, как ты говорил, отличает колдуна от обычного человека.
Полы плаща откинулись, предъявляя взору окружающих коричневую рясу, подпоясанную верёвкой, за которую была заткнута маленькая книжица. Миг – и она открыта на нужной странице, а губы уже что-то бормочут…

Марии было холодной вот так идти по сырой и холодной земле, но гордость не позволяла хандрить. Где-то очень глубоко в душе она надеялась, что кузен одумается, или что люди, собравшиеся здесь, смогут ей помочь. Но обведя взглядом притихшую с их появлением площадь, по спине пробежал холодок и стало понятно, что сегодня Марии Бернарды Генриетты Салимор не станет. Она остановилась и развернулась к кузену.
- Развяжи мне руки, Филипп. Я не буду бежать.
Падре от подобной наглости даже припрыгнул.
- Да как ты смеешь, ведьма, просить о подобной милости! Твой брат и так слишком многое для тебя сделал!
Мария отшатнулась и презрительно шикнула:
- Молчал бы ты, святоша. Для тебя я пока ещё сестра господина, в приходе которого ты служишь.
Лицо преподобного зашлось пятнами. Он хотел было что-то сказать, но Филипп достал из-за пояса нож и принялся разрезать верёвки кузины.
- Она права, падре. Имейте уважение, Мария пока ещё моя сестра.
Святой отец попрыгал, возмущённо посопел, но смолчал. Не важно, что ему говорят сейчас, главное – он своего уже добился.
Мария в последний раз с тоской обвела взглядом всю доступную взором местность и в гордом одиночестве, с высоко поднятой головой прошествовала к месту своего сожжения. Не дошла она буквально несколько шагов. Видимо судьба решила подшутить над ней в очередной раз, и девушка снова поскользнулась на очередном кленовом листе, немилосердно припечатав своё заднее место к земле. В этот момент раздался свист и щелчок. Удар, вскрик и звук падения. Потом ещё свист, щелчок, ещё один удар и звук падения. Момент и площадь наполнилась визгом. Вновь проклиная все кленовые листы, которые попадались ей на пути, Мария, продолжая сидеть на земле, повернула голову и увидела падре и кузена, которые поднимались с земли. Снова раздался свист, щелчок и падре вновь покатился по земле. Девушка даже не успела понять, в чём дело, когда сзади неё раздался топот копыт. Мария попыталась встать, когда сильная рука подхватила её сзади и, подняв в воздух, перекинула через седло. Что было дальше, она уже не видела. Ибо единственное, что предстало её взору, были клочья земли, летящие из-под лошадиных копыт. Над ней раздался сильный бархатистый мужской баритон:
- Скорее, брат, пока они не опомнились.
- Не кудахтал бы ты, преподобный, не тебе коли чего хлыстом махать.
И началась для Марии Салимор дорога вникуда. Терпя боль от луки седла, которая вписалась ей в живот, она продолжала проклинать несчастный кленовый листик…

22:39 

Тулуза, 1232 г.

"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с) оргии для Тоши не разврат, а отвлечение от насущных проблем, путем изъятия скуки с помощью развлечения (c)
Тулуза, 1232 г.
Я никогда не была ведьмой. Хрупкая светловолосая девушка, с зелеными, как изумруды, глазами. Благородное происхождение, безбедная жизнь, хорошее образование, счастливое детство с кучей гувернанток и нянек, толпа слуг, которыми предстояло научиться управлять.… И не менее радужные перспективы на удачное замужество. Кто мог предположить, что всё это рухнет в ту ночь.
В ночь, когда твой будущий жених, держа в одной руке факел, а в другой – дверной молоток, в сопровождении совершенно дикой толпы, со священником по правую руку – барабанит что есть силы в запертую дверь. Ночь, когда ты, стоя в ночной сорочке на верхушке лестницы, с беспокойством поглядываешь на дверь. Ты видишь, как к ней подбегает молодой дворецкий, и как его сносит вместе с дверью и он, ударяясь головой об угол стены, падает на пол, видишь, как под ним расплывается красное пятно. В эту ночь ты впервые слышишь это страшное и поначалу непонятное слово – инквизиция.
Это была я, та девушка в сорочке, чья жизнь в один миг рухнула. Рухнула в тот момент, когда священник указал на меня пальцем и крикнул: «Ведьма!». Или позже, когда мой несостоявшийся жених, муж и отец будущих детей, вслед за священником, указывая на меня факелом, закричал: «Взять дьяволицу!». А может намного позже, когда от выстрела упал и покатился по ступенькам мой отец, или тогда, когда схватили мою мать и бросили в руки беснующейся толпы…. Или намного раньше, когда у кого-то возникла мысль, что ведьма – это я.
Впрочем, теперь – это не важно. Имеет значение другое – крик метри в твоих ушах: «Эмили, беги!», и бесконечная, казалось бы, дорога в никуда….
Неведомо, кто разрушил этот хрупкий и шаткий мир, который тогда казался очень даже устойчивым, но богословы пытались найти объяснение необъяснимому и, пытаясь укрепить свою власть, рушили жизни окружающих, которые свято верили в то, что им говорят. Такая себе непререкаемая истина в связь с Дьяволом. На этой почве начался Ад на земле. Бойня. Кровавое месиво, которое называли просто: «Охота на ведьм». Вот, чем была эта инквизиция. Вынесенный ней приговор нельзя было опротестовать. Те, кто был обвинён, не имели возможности оправдаться. Если они сознавались – их карали по степени вины; одних приговаривали к пожизненному заключению, других сжигали на костре, третьих вешали и сбрасывали в реку.
Тогда я не знала, что ведьмы – это не шутка. Это – истина. Да, они существуют. Не все они причиняют вред и не все ведьмы: были как мужчины, так и женщины. И были те, которых, как и меня, обвинили зря. Но и те, и другие вынуждены были скрываться и бежать.
Меня, напуганную и грязную девчонку, босиком и в одной сорочке, на краю селения подобрала женщина. Я не разглядела её вначале, не до того было, но благодаря ей я выжила. Моргана. Сильная, волевая женщина с длинными каштановыми глазами, пышными формами, затянутая в корсет, бриджи, заправленные в высокие сапоги и коричневый плащ. Такой она мне запомнилась сразу после того, как я отошла от шока. Ведьма. Она была ведьмой. Такой же, как и остальные, кто меня окружал в тот момент и окружает сейчас. Она открыла мне глаза на истину: мир не такой, каким мы привыкли его видеть. И никогда таким не был. Он населён ведьмами, колдунами и… людьми. Я не считаю животных, противостояние было между иными животными – прямоходящими.
Святая инквизиция разрушила жизнь многих. Очень многих. Она неслась, не разбирая дороги, не деля на правду и ложь, топча всех и всё на своём пути, как дикий табун. Стихия, заставляющая бороться. Выживали не многие. Только те, кто успевал убежать и не попасться.
Моргана приютила бежавших: как простых смертных, так и магов. Мы никогда не спрашивали, как у неё удалось скрывать нас. Но мы помогали тем, кому могли помочь. Нас становилось больше, и мы решились на отчаянный шаг – побег из страны. Нашей любимой страны, где родились и давали жизнь другим не одно поколение наших предков, где мы делали первые шаги и где многие из нас сделали последние. Мы просто хотели жить. Были и те, кто решил остаться и бороться. Я не знаю, пережили ли они этот так называемый «крестовый поход», но тем, кто становился на дороге у Церкви – пощады не было… Мы больше небыли французами. Мы были изгнанниками без крова, родины, настоящего и определённого будущего. Но у нас было прошлое. Прошлое, от которого пришлось бежать, чтобы выжить. И мы выжили.
Бег по городам, где прошлась инквизиция, как чума. По пустынным и обездоленным улицам красивых некогда мест, туда, к побережью, к воде. Риск быть проданными экипажем и капитаном судна переправлявшего нас прочь от родных берегов благодатной некогда Франции.
Чужой берег, чужая страна и жизнь во лжи – это то, к чему мы обрекли себя до конца наших дней. До свободы добрались не все из нашей группы, но мы благодарили все силы, которые нам помогли выбраться. Не важно, что это были за силы: силы тьмы или божественный промысел, но мы были живы, и уже за этот дар стоило благодарить. С тоской устремлённый взгляд на пройденный путь. Мы не знаем, прекратится ли это когда-нибудь, но сейчас мы можем сказать, что мы – пережившие инквизицию. Нет, не до её конца, но до её конца в нашей жизни. Возможно, она доберётся и до этих берегов, но тогда мы не станем бежать – просто будет некуда….

14:10 

Конец...

"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с) оргии для Тоши не разврат, а отвлечение от насущных проблем, путем изъятия скуки с помощью развлечения (c)
За окнами нового пентхауса Лондона садилось солнце, проливая остатки своего света на белоснежные стены квартиры, на такую же светлую мебель, на телевизор, по которому шёл какой-то новый боевик, на человека, сидящего на диване спиной к огромным, от пола до потолка, окнам. Лучик солнца ласкал каждый уголок этого места. Блики играли на влажных длинных волосах, на футболке и на шортах, задерживался на куче бумаг, беспорядочно лежащих на журнальном столике, на бутылке пива, стоящей там же, и на бутылке пива, которую держала в руках девушка. Её стройные ноги лежали на столе, сигарета отдавала последние клубы дыма окружающему пространству тлея в пепельнице.… Из душа прекратилось журчание воды, пару минут какого-то шума и через порог залы, совмещённой с кухней, переступили ножки в кремовых тапочках. Тело ещё сохранило влажность, и было обёрнуто в большое белое полотенце, другим концом которого маленькая тонкая ручка отряхивала длинные светлые волосы мокрые волосы.
- Как тебе мой ремонт?
- Это типа: с шиком жить не запретишь? И ради бога, почему всё такое светлое?
Девушка в полотенце пожала плечами, заправила конец полотенца и прошествовала за стойку, доставая миску и огромный пакет с чипсами.
- Не обращай внимания, ты же знаешь, с какой скоростью я делаю ремонты. Кто знает, может следующая моя планировка будет абсолютно чёрной.
Сидящая на диване девушка, взяла со столика бутылку пива и кинула той, что в полотенце.
- Оу, и когда ты успела только его купить?
Сидящая на диване лишь приподняла уголки губ и пожала плечами. Взгляд, не соответствующий возрасту, вперился в кучу бумаг.
- Тони, а это обязательно делать сегодня? Может, пойдешь, отнимешь ещё пару жизней?
Девушка в полотенце прыснула и вальяжно развалилась на кресле, положив ноги на журнальный столик, как и её подруга. Открыв бутылку и сделаю большой глоток, взяла в руки первый попавшийся лист, пробежала по нему глазами и посмотрела такими же старыми глазами на сидящую напротив.
- И что дальше, Том, что будет у нас дальше?...

18:52 

И что бы не забыть...

"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с) оргии для Тоши не разврат, а отвлечение от насущных проблем, путем изъятия скуки с помощью развлечения (c)
От Сашика

Солнце постепенно садилось за горизонт. Ты стоишь на дамбе и смотришь вводу. Бесспорно - тебе нравится вода. Ты рос вместе с ней и ты любишь её, даже не смотря на своё прошлое.
Сзади послышались шаги и ты напрягаешься.
- Эй, шкет, деньжат не подкинешь?
Вот. Опять. Когда же это закончится? Так хочется раздавить этих чванливых уродов, втоптать их в грязь, уничтожить.
Ты медленно поворачиваешься и видишь старого знакомого - жирного самоуверенного Дилана. Вы сталкивались с ним частенько на рынке. Тот ещё жулик.
- Нету у меня.
- Да не гони пургу! Я видел тебя сегодня на десятой розе! Неуж-то ни черта не спёр?
Сзади замаячила фигура высокого тощего паренька. Кажется он не на много старше тебя. Тяжёлый взгляд такого же чумазого беспризорника. Неуж-то ходит под Диланом?
- Нет у меня ничего, я же сказал.
Бить наверное будут. Да всё равно ведь ничего нет. А вот избиения избежать нужно. Пару дней почти ничего не ел, сил не хватит.
Дилан дёргается в твою сторону, на ходу засучивая драные рукава. Рука стоящего сзади него парня тяжело опускается на плечо обидчика.
- Эй, остынь, а то задымишься!
Он толкает Дилана на тебя и кричит:
- Нога!
Ты видишь летящую на тебя тушу, быстренько отступаешь и делаешь подножку. Всё случилось быстро. Туша спотыкается об твою заботливо подставленную ногу, ты падаешь, а Дилан с криком подает с дамбы в воду.
Тряхнув головой ты садишься. Рядом на корточки приземляется беспризорник. Полуулыбка, подмигивание.
- Ну что, не сильно зашибся?

от Шико

Бесспорно, вы спросите кто я такой. А может и не спросите, возможно, вам плевать, вобщем-то как и всем вокруг в то далёкое время, которое даже не стоило бы вспоминать…
Это было давно… В те смутные времена, когда люди уже перестали быть людьми, во всей человечности этого слова, как бы странно это не звучало. У нас была своя новая история, сложная и настолько непонятная, что даже не буду в неё углубляться, чтобы не пудрить вам мозги этой замечательной и, безусловно, полезной информацией. Просто я сейчас хочу рассказать не об этом.
Для меня это началось в селении, название которого вам ничего не скажет, в стране, которая на то время, безусловно, великая (все страны принято считать великими…не знаю как у вас, а у нас точно), но прогнившая, впрочем – как и большинство стран. Запутанные семейные и межрасовые отношения выводили из себя и заставляли задуматься о тотальном уничтожении этого бренного мира. И никто тогда не знал, что эту страну ждала действительно великая история, связанная с великим человеком. Нет, не так. С Великим, и именно с большой буквы. Вы можете сказать что-то в стиле: ой, да ладно тебе. Ну а чего ладно-то? Впрочем, сейчас не об этом.
Сейчас я, долговязый паренёк, сидел на дереве и печально смотрел вдаль, на остроконечные верхушки религиозных общин, которые высились вдали, на округлые очертания домов. Сейчас и архитектура то другая, ну ничего, мы её изменим. Но я опять отвлёкся.
Я сидел и печально смотрел вдаль. Что дала мне эта жизнь? Я, ещё совсем сопляк, понимал, что возможно в чём-то являюсь обузой. Многодетная семья, куча сестёр, малолетний брат, мать и отец пьяница. Я лишний рот. Так не пора ли мне уйти? Они ничего не потеряют. Ведь что, по сути, такое я? Лишний рот, тощее грязное тело, завёрнутое в какие-то лохмотья, светлые волосы были настолько ужасны в своём зачуханном состоянии, что я даже не был уверен в том, что они действительно светлые.
Я спрыгнул с ветки и поплёлся в дом, если этот свинарник можно было в принципе называть домом. Открыл дверь и остановился на пороге. Опять это чувство. Я здесь лишний. Не хочу никого обременять. Пора. Не буду даже собираться – собирать просто нечего. Возможно, кто-то посчитает, что я просто сглупил, что я идиот не способный пользоваться мозгами, которыми наделил его высший разум. Вы имеете на это право. Но я считал, что на улице у меня будет больше шансов выжить, а у моих родных – больше шансов на выживание, если меня не будет. Ведь что такое лишний рот? О, это очень много неприятностей.
Я не могу опуститься до того же банального воровства зная, что это убьёт мою мать. Пусть лучше это будет не на её глазах. Я знал свою матушку: ей будет легче не знать, что со мной, чем понимать до чего могут опуститься её дети. И я ушел… Вот так, не прощаясь, в чём был, ведь у меня больше и не было ничего. Жизнь не такая простая, как может показаться вначале. Она состоит из проб и ошибок, из выбора, а порой и выбора без выбора, Жизнь – это сплошная череда удач и недоразумений, счастья и горя, смеха и слёз. Жизнь – это стезя человека, который может как подняться, так и опуститься. А иногда бывает, что опустившись поднимаешься, или поднявшись опускаешься. И поверьте мне: последнее на много больнее.
Вот так я и стал беспризорником. Ноги несли меня по городам, улицам, посёлкам. Я шёл, ехал, бежал – когда как получалось. Меня били – я бил, вступались за меня – помогал я. Сопливый чумазый беспризорник, долговязый, вечно голодный. Кем я стал? Хищник. Простой и всем известный, а оттого банальный, закон выживание, который гласит: либо ты, либо тебя.
Вот так, одному лишь мне и Великому Создателю ведомые дорожки, привели мои худые, никчёмные кости в этот город, название которого вам всё равно ничего не скажет, а если и скажет, то пусть всё равно остаётся не узнанным. На этих улицах, этого города я действительно научился жить. Да-да, не просто выживать, но ещё и жить. На этих же улицах я встретил и того Великого, который перевернул мою жизнь. Я боролся за себя, но после встречи с этим ребёнком, я стал бороться за двоих. Но я опять сейчас немного не о том, о чём следует.
Эти улицы… Жестокие и добрые одновременно вдохнули в меня жизнь. Я, затравленный беспризорник, хищник и просто мальчуган, у которого чертовски не сложилась жизнь, в борьбе за кусок хлеба стал вором. Этого не видела моя бедная мама и меня это утешало. На этих же холодных улицах, по которым ходят толпы разнообразных людей, при взгляде на которых поневоле задаёшься вопросом, а действительно ли существует душа, я познакомился с Диланом и его шайкой. Препротивнейшее создание - жирный самоуверенный Дилан; мы сталкивались с ним частенько на рынке. Тот ещё жулик. Он отбирал у малышей всё, что те могли заработать себе на жизнь. Заработать – это, конечно, громко сказано, но частенько от этого зависела еда рас в несколько дней. Да, не такие простые люди тут жили, а что вы хотели. Но я прошёл уже много и долго. Настолько долго шёл и учился, что когда встретил мальчика, изменившего мою жизнь, подрос до уровня полупрофессионала.
Я увидел этого мальчугана на пирсе. Он сидел и смотрел в воду. Мне был знаком этот взгляд: так я смотрел много дней назад перед тем, как уйти из дома. Я увидел Дилана, который направлялся к нему не иначе, что бы забрать добычу. Я видел этого мальчугана со стороны. И помню, что ему приходилось туго, очень туго. Возможно, у него была не такая семья, как у меня. Да, бедная, безусловно – по нему это видно, но она была иной. Не знаю, что тогда двигало мной, но я пошёл за Диланом. Не буду углубляться в подробности и рассказывать как мы отделались (хотя бы на время) от этого недоноска, но мы подружились. Тогда и поменялась моя жизнь. Было в этом мальчике что-то, что заставило меня посмотреть на себя со стороны. Я неожиданно увидел себя, маленького, никому не нужного, но отчаянно борящегося за своё существование. Ещё неизвестно зачем, но уже стремящегося жить. Он хотел жить. И тогда я пообещал себе, что сделаю всё, что бы он жил. Вы скажете из жалости? Нет, это была не жалость. Я попросту не знаю уже, что это такое. Не знаю и не помню, и знать больше не хочу. Это была не жалость. Я почувствовал в нём брата, о котором мог бы заботиться, и главное: о котором хотел заботиться. Мне не хотелось признаваться себе даже в том, что, возможно, я нуждался в нём. Нуждался так отчаянно, что согласился даже на ту безумную глупость, которую мы сотворили с ним впоследствии.
Не важно, какой была эта глупость, но это была Великая глупость, и я повторил бы её ещё раз.
Вы спросите: ну и зачем ты это всё написал? Я отвечу: для него, для себя, для вас. Возможно, вы посчитаете, что вам это ни к чему, но я скажу: помните, даже тварь, вылезшая из дерьма, может стать человеком, но человек, будучи дерьмом, навсегда останется тварью…
Шико
…to be continued…

11:18 

Среднастатистический день, среднестатестического человека

"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с) оргии для Тоши не разврат, а отвлечение от насущных проблем, путем изъятия скуки с помощью развлечения (c)
Очередное тяжелое утро такого же противного дня, как и звонок будильника. Думаю это знакомо абсолютно всем, кто вынужден просыпаться под это извращение человеческого гения. Особенно не хочется вставать в 5 утра, зная, что на работу на половину десятого, а значит впереди ещё 2 часа хорошего сна. Но увы. В 5 часов утра необходимо встать, что бы приготовить завтрак парню, подогреть ему что-то на работу и выпихнуть за дверь сие не менее сонное создание. А потом остается поспать всего час, и не всегда это удается.

Сегодня не удалось. Я крутилась весь этот несчастный час в постели, но заснуть так и не смогла. Подпрыгнув от звука ненавистного будильника второй раз за утро, я встала и вынужденно поплелась в ванную. Конечно там я с грустью посмотрела на собственно ванную, которая была заставлена ведрами и детской ванночкой, которая осталась от брата. Душ так и не подсоединили, так что это удовольствие мне то же не светило. Оставался вариант летнего душа, кабинка сколоченная из дерева с бочком на верху где-то в районе гаража, но в тот момент я как-то о нем не подумала. Скорее всего потому, что было утро и значит вода в бачке ещё не нагрелась, а купание в холодной видимо мое подсознание не прельщало.
Совершив кое-как утренний моцион, моя бренная тушка направилась на кухню. Абсолютно машинально пожарила яичницу и засыпала пакетик фармацитрона в чашку, размешав его с сахаром (терпеть не могу пить его в чистом виде, а вот с сахаром самое оно). Телефон подал признак существования. Откинула крышку чехла. Мда, батарея садится. На работе заряжу. Положив телефон на стол, я села на табурет и уставилась на тарелку. Одного взгляда было достаточно что бы понять — я не хочу есть. В который раз за последнее время. Яйца надоели до состояния отвращения. С этим же чувством я и отодвинула тарелку. Взяла себе на работу плов и потопала собираться.

Подмигнув попугаю выскочила из дома. Деньги на проезд на маршрутке в ладони, наушник от телефона — в ухо, музыку громче и вперед.
По дороге на остановку поздоровалась с пожилой соседкой (и когда она только успела смотаться на рынок и вернуться обратно) и обошла десятой дорогой группу собак. Маршрутку не пришлось ждать долго. Дольше тянулась дорога на работу. Я ехала в маршрутке и смотрела на вереницу машин, медленно ползущих куда-то по своим делам. Вроде бы не пробка, но что-то очень к ней близкое.

Работа. Снова работа. Сколько мне осталось работать на этой фирме? Наверное, не много. Есть у меня такое чувство, что меня собираются уволить. И лучше уйти самой, будет не так обидно. Да вот только некуда идти. И с финансами туго. Особенно в этом месяце. От недоедания меня уже шатает, но поделать с собой ничего не могу и уже третий день остаюсь без завтрака. Кушаю на роботе часов в 5 вечера уже. И часов в 19 вечера дома — не полную тарелку супа. Так, едва на дне. Конечно Денис (мой парень, с которым я живу полгода, а знакомства в целом набралось 5, из которых полтора года отношений) выходит из себя по этому поводу, и высказывает мне все, что он об этом думает. Но когда в кошельке, не смотря на то, что у нас общие деньги, остается буквально всего ничего на нас двоих, а впереди больше недели до его зарплаты, и ещё немного больше до моей, то как-то становится не по себе. Пешком на роботу не походишь — не близко все-таки, а троллейбус не всегда можно дождаться. Есть, конечно, выход попросить денег у бабушки (с которой мы, кстати, живем), но я и так взяла у неё уже больше тысячи на стоматолога, и ещё неизвестно сколько предстоит взять туда же.
Я вздохнула и вышла из транспорта. Пошатывает, немного не хорошо, но что поделать. Не я первая, не я последняя. Кому-то в этом мире наверняка хуже, чем мне сейчас. Пусть я конкретная пессимистка, но очень стараюсь хоть на какие-то вещи смотреть оптимистично. Хотя бы таким способом.
Рабочий день прошел незаметно. Пролетел будто его и небыло. И что я тут делаю? Сама не знаю. Не моя профессия, не мое место. Сижу и страдаю всякой фигней. Знать бы куда податься. Некуда. Как-то так вышло, что в городе критическая ситуация с работой. На одну должность очередь стоит. Если это, конечно, не супермаркет. Там постоянно кто-то требуется. Но стоило тогда вышку получать? И я так понимаю такая ситуация не только в нашем городе. Говорят, что хорошо там, где нас нет. В который уже раз думаю, что это правда. Там где нас нет, действительно хорошо. Потому что мы, люди, такие существа, которые обязательно испоганят и изгадят все, что их окружает.

Скоро закончится рабочий день и что? Опять дорога домой, море безразличных друг другу людей снующих по городу, опять маршрутка, окно и пролетающие мимо улицы родного города.

Так уж мы люди устроены. Что не имеем — все мало, что не делаем — все не так, как бы ни жили — плохо. Даже если у нас все хорошо — кажется, что может быть ещё лучше. Вот такие мы противные создания.

И вот он тот самый час, когда пора собираться и топать в сторону дома. Опять деньги на проезд в ладони, наушник в ухо, музыка по громче и вперед.
Темные сонные улицы сонных кварталов. Воздух ночи. И духота. Отвратительно душно.
Приползаю домой и вспоминаю о летнем душе. Да. Вода там все равно холодная, за вечер успела остыть, но на разгоряченное тело — это здорово. Затем ужин и сеть. Угу. Вот оно. Родная любимая сеть в ожидании возвращения с работы парня. Не включаю надоевший за день скайп. Не проверяю почту и не лажу по новостям. Просто врубаю первую попавшуюся серию первого попавшегося сериала. Где-то на середине серии топаю к входной двери и поворачиваю замок. Не знаю как, но я чувствую, когда мое чудо где-то рядом. Иду на кухню и ставлю чайник. Входная дверь за спиной открылась. Ну да, все правильно, парень пришел с работы. Угадала, на до же. Подогреваю ужин и молча сажусь на табурет. Он садится на против. Уставший и грустный. И задолбанный, как и я.

- Ноги болят. Весь день сидел на присядках. Станки делали.

Взгляд в пол.

- Не знаю, что делать. Я в печали. В глубокой.


Он посмотрел на меня:

- Почему?

- Бабушка говорит сахар купить нужно, килограмма три, мы же вино делаем, помнишь?

- Так оно вроде неделю стоять должно где-то?

- Правильно. На выходных как раз неделя. А выходные через пару дней.

- Блин. Уже?

- Угу. Нужно ещё хлеба будет купить, и вермишели нет. Капуста нужна, крупа и лапки. Котов и Чарли чем-то нужно кормить.

«Хорошо хоть проса для попугая не нужно», - подумала я.

Он молча покивал. Я вздохнула:

- Без понятия где деньги брать. Только на тебя сотка в неделю уходит. Может ты курил бы меньше? Скажем не пачку в день, а пачку в два?

Он немного осуждающе посмотрел на меня. Да понимаю я, понимаю все. Но денег действительно уходило бы меньше.

- Я не заставляю тебя бросить. Просто на этот период постарайся растянуть пожалуйста.


Он покивал, достал из кармана мобильный и включил прикол с собачкой. Мне захотелось шлепнуть его чем-нибудь. Я понимаю, что он просто хочет разрядить обстановку. Он всегда веселый по жизни. Старается им быть. Он оптимист. А я пессимистка.

- Деня. Я серьезно с тобой разговариваю. Ты же не ребенок.

- Ладно, ладно, - он выключил телефон.

Я встала.

- Иди переодевайся, ужин я подогрела.


- А кофе?

- Кофе то же успела залить. Только не колотила, извини.


Оставшаяся часть вечера прошла куда-то мимо меня. Там и вечера как такового небыло, всего-то час. Потом спать... Сон — единственное, что спасает от проблем и приносит облегчение. Если проблемы, конечно, не охотятся за нами во сне. Такое иногда бывает.

А завтра опять двойной будильник и все по кругу. Кажется, что этот круг не разомкнется никогда. Но может быть, когда-нибудь....

29-30 августа 2013 г.

15:32 

Цитаты, интересные выражения

"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с) оргии для Тоши не разврат, а отвлечение от насущных проблем, путем изъятия скуки с помощью развлечения (c)
Я тут загружал очередное выражение в ВК, и понял..что они все не помещаются..И решил .что бы небыло обидно, выкладывать их тут. Некоторые - просто красивые цитаты или выражения, а другие - имеют определенные ассоциации для меня, с ними связаны некоторые воспоминания.

Собственно..поехали)
Я тут прочитал серию книг, и в третьем томе меня убил на повал вот этот стих. Талантливо, красиво, "надихає".



"Не мы себе отмериваем жизнь,
кому — мгновенье, а кому — эпоха,
но лишь от нас зависит, что вложить
в отрезок между выдохом и вдохом.

Исхоженные тропы — не для всех,
не каждому чужой по нраву опыт —
упрямцам странным, кому легче вверх,
чем вдоль, от поворота к повороту.

Познай весь мир, сомнения и страсть,
держи удар, любимым веря слепо,
чтоб с сердцем замирающим упасть —
когда-нибудь — в сияющее небо".

Стихотворение Киселёвой Юлии, написано специально для книги "Тимиредис.Упасть в небо".


Далее

"Как можно знать, что такое смерть, не зная ещё, что такое жизнь?" Конфуций

"Не стыдно управлять миром - стыдно делать это плохо".


Это у меня после прочтения книг В.Зыкова..дада, люблю я его книги, собираю по мере поступления их на книжные полки)

"Ты - часть мира, а он весь состоит из грязи" Зыков
"Что такое история? Это полотно, на котором люди пишут свои судьбы. Что такое судьба? Это случай и воля, ставшие на миг единым целым и изменившие реальность". В. Зыков
"Разум - это та ступень, что возвышает человека, эльфа или гнома над животными. Он невообразимо ценен, но одного его мало. Лишённый барьеров морали, всего того, казалось бы лишнего, груза, что стесняет нас, мешает жить, разум перерождается в нечто ограниченное и ненужное. Он становится опасным для нас самих и ломает внутренний стержень, саму основу души. Бездушие же отвратительно, оно хуже животного существования и требует немедленного искоренения". В. Зыков "Под знаменем пророчества"

А это не знаю кто сказал первым, но запомнилось мне по фильму "Легенда Зорро".

"Мы видим в любимых то, что хотим видеть, а не то, что есть на самом деле".

Это..не знаю..возможно народная мудрость..

"Извинится рас - большая сила, а больше раза - унижение".


Дада...Это Лукьяненко...было время, когда я ним просто зачитывалсО...

"Главное - направление...быстро понимаешь, как далеко может пойти человек, но никогда не знаешь, какой путь он изберёт" Лукьяненко

Это из книги "Звездные взломщики"

"Логика может предать, интуиция - никогда" Медведев


"Кристальность души - прекрасна, но она не всем идёт" Я)) (второй курс универа, пара философии)

"Безвір'я - іллюзія, бо віра - це життя!" А. Турчинов

"Когда любовь остывает, её нужно или разогреть, или выбросить. Это не тот продукт, который хранится в прохладном месте" Э. Пиаф

"Ад? Всегда можно создать рай, пока ты жив; даже в аду; всегда!"© Evangelion


"Скука — единственный яд, который может убить ведьму". Когда плачут чайки

"Единственный кто может понять зверя это другой зверь". Naruto Shippuuden

"Я отдала своё сердце тебе и оно осталось лежать на дороге жизни, разбитое на мелкие осколки судьбой" (с)..(ага..Айрен акак Рей и т.д..ага)

"Просто слышать ее голос, видеть ее или встречаться взглядом… Если от этих пустяков ты чувствуешь себя счастливым, то, думаю, это и есть любовь". Skip Beat


"Я ненавижу бабочек, потому что они такие красивые, потому что их так легко поймать. Но больше всего я их ненавижу за то, что из уродливого кокона на свет появляется совершенство". Loveless


"Жаль обламывать, но свалить не удастся. Чтобы отчалить из этой комнаты, нужно моё разрешение". Soul eater

"Ты что, не будешь убивать людей? Какой ты скучный…" Death note


"Случается, что жизнь заставляет человека стать дьяволом" Trigun


"— Осторожней давай!
— Если умрешь, я извинюсь." Lovely Complex



"— Я не какой-то там тупоголовый идиот, вроде тебя! Я идиот, который признаёт тот факт, что он идиот!" Учитель мафиози Реборн


"Сделав шаг во Тьму, ты никогда не сможешь вернуться назад."Hellsing


"Я не всегда бываю дранью, даже если в это и трудно поверить". (с) (Айрен ака Тоша..ага)


Да..Универ..далекие года...обо мне)
"Ты стала совсем другой. Настолько....закрытой. Временами открытой. Как вчера. Это как множество дверей с цикличным процессом открывания - закрывания. Своего рода лабиринт, который меняет направление в зависимости от желания.
Это непросто. Особенно, учитывая, что в лабиринте я до тех пор, пока хочешь этого ты." Є. Інший


Ну точняк, как разговор Тошика и Тома:
"— Мне сегодня рапорт твой принесли. Ты бы хоть без мата его написал.
— Я привык называть вещи своими именами".
(с)"Честь имею!.."


И ещё Лукьяненко:
"Правда — это такая удобная штука, что нет никакой надобности заменять её ложью. Из неё и так можно сделать что угодно". Мальчик и тьма
"Ты должен сделать добро из зла, потому что его больше не из чего делать".Мальчик и тьма
"У нас нет ничего, кроме веры и любви. Но это очень много, когда вокруг только ненависть и отчаяние. У нас нет ничего, кроме любви и веры, но ведь и это не мало".Мальчик и тьма
"Действительно, не важно, за что воевать. И правду можно найти где угодно. Просто выбери вначале, как ты хочешь видеть, — и становись на ту или другую сторону".Мальчик и тьма
"Не сравнивай правду, которая стоит за людьми. Сравнивай людей. Не вера делает нас, а мы — веру. Сражайся за тех, кого любишь. И если при этом ты на стороне Света — пусть гордится Свет".Мальчик и тьма
"Три года — это слишком мало, чтобы их прожить, и слишком много, чтобы их выдержать".Рыцари сорока островов
"Странно, чем человек умнее, тем труднее ему прийти к какому-то решению".Рыцари сорока островов
"Когда перекошен весь мир, легче признать ненормальным того, кто держится прямо".Рыцари сорока островов
"Люди вообще по большей части нормальные — кроме тех, кто психи".Конкуренты
"Можно и правду… дозированно. Правду всегда надо говорить дозированно, это плохо перевариваемый продукт, с непривычки человек и заболеть может".Конкуренты

@темы: цитаты

dance with the devil

главная